Метафизика человека
 
 Мой канал YouTube
 

 

 

 

 

Таро Драконов

30.09.2014 13:42 Рейтинг: 0

8 Кубков

 

Возможности абстрагирования

Приходилось ли Вам присутствовать при схватке к которой Вы не имеете никакого отношения? Наверняка - да.

Есть вещи в жизни, которые действительно нас не касаются, а именно - большинство чужих конфликтов.

В то время, как на любом уровне идут жаркие разборки, свидетелем которых Вы невольно становитесь  (это касается спора за соседними столами в кабинете, перепалки на улице, ссоры родственников или противостояния политических систем… разницы никакой), Вы принимаете решение «ввязываться в драку» или нет. 

Чтобы занять позицию вмешательства/невмешательства надо очень точно чувствовать - что принесет Ваше участие.

Люди на земле живут своей жизнью, не обращая внимание на бой Драконов в небе. 

Хорошая рекомендация - Займитесь своим делом, это лучшее из того, что можно предпринять для улучшения Жизни и достижения Мира (разумеется, если Вы не чувствуете в себе потенциал профессионального миротворца или не работаете дипломатом).

© Киреника


 

В качестве упражнения рекомендую прекрасный короткий рассказ Хулио Кортасара «Возможности абстрагирования»

 

ВОЗМОЖНОСТИ АБСТРАГИРОВАНИЯ

Многолетняя работа в ЮНЕСКО и других международных организациях помогла мне сохранить чувство юмора и, что особенно  важно,  выработать  способность абстрагироваться,  иными  словами, убирать с глаз долой любого неприятного мне типа одним лишь собственным внутренним решением: он бубнит, бубнит, а  я погружаюсь  в  Мельвиля;  бедняга  же  думает, что я его слушаю. 

Аналогичным образом, когда мне нравится какая-нибудь девица, я могу, едва она  предстает предо  мной,  абстрагироваться от ее одежды, и пока она болтает о том, какое сегодня холодное утро, я скрашиваю себе нудные минуты обозрением ее талии. Иногда эта способность к абстрагированию переходит в нездоровую  манию.

В  прошлый  понедельник  объектом  моего  внимания  стали  уши. Удивительно, сколько ушей металось в вестибюле  за  минуту  до  начала  работы.  В  своем кабинете  я  обнаружил  шесть  ушей,  около полудня в столовой их было более пятисот, симметрично расположенных двойными рядами. Забавно смотреть, как то и дело два уха, висевшие в воздухе, выпархивали из рядов  и  уносились.  Они казались крылышками.

Во вторник я избрал предмет, на первый взгляд менее банальный: наручные часы. Я обманулся, ибо во время обеда насчитал их около двухсот, мельтешащих над столами:  туда-сюда,  туда-сюда  -  точь-в-точь,  как при еде. В среду я предпочел (после  некоторого  колебания)  нечто  более  спокойное  и  выбрал пуговицы. Какое там! В коридорах будто полным-полно темных глаз, шныряющих в горизонтальном  направлении,  а  по  бокам  каждого  такого  горизонтального построения пляшут и качаются две, три, четыре пуговки. В лифте, где  теснота неописуемая,  сотни  неподвижных или чуть шевелящихся пуговиц в диковинном зеркальном кубе. 

Больше всего мне запомнился один вид из окна,  вечером:  на фоне синего неба восемь красных пуговиц спускаются по гибкой вертикали вниз, а  в  других местах плавно колышутся крохотные перламутрово-светлые незримые пуговки. Эта женщина, должно быть, очень хороша собой.

Среда выдалась препаскудной, и в этот  день  процессы  пищеварения  мне показались иллюстрацией, наиболее подходящей к обстановке. Посему в девять с половиной  утра  я  стал  унылым  зрителем  нашествия сотен полных желудков, распираемых мутной кашицей-мешаниной из корнфлекса, кофе с молоком и хлеба.

В столовой я увидел, как один апельсин разодрался на многочисленные  дольки, которые  в  надлежащий  момент  утрачивали  свою  форму  и  прыгали вниз до определенного уровня, где слипались  в  белесую  кучку.  В  этом  состоянии апельсин  пошел по коридору, спустился с четвертого этажа на первый, попал в один из кабинетов и замер там в неподвижности между  двумя  ручками  кресла.

Напротив,  в  таком  же  спокойном  состоянии  уже  пребывало четверть литра крепкого чая. В качестве забавных скобок (моя способность к  абстрагированию проявляется  по-всякому)  все  это  окружалось струйками дыма, которые затем тянулись вверх, дробились на светлые пузыри,  поднимались  по  канальцу  еще выше, и, наконец, в игривом порыве разлетались крутыми завитками по воздуху.

Позже  (я  был  уже  в  другом  кабинете) под каким-то предлогом мне удалось выйти, чтобы снова взглянуть на апельсин, чай и дым. Но дым исчез, а  вместо апельсина и чая были только две противные пустые кишки. Даже абстрагирование имеет  свои  неприятные  стороны;  я распрощался с кишками и вернулся в свою комнату. Моя секретарша плакала,  читая  приказ  о  моем  увольнении.  

Чтобы утешиться,   я   решил  абстрагироваться  от  ее  слез  и  несколько  секунд наслаждался зрелищем  хрустальных  шустрых  ручейков,  которые  рождались  в воздухе  и  разбивались  вдребезги  о справочники, пресс-папье и официальные бюллетени. Жизнь полна и таких красот.

Хулио Кортасар

 

Оценить материал:
очень плохо плохо так себе хорошо отлично
Комментарии посетителей:
Страница: -
Добавить комментарий:
Ваше имя:
Ваша эл. почта:
Сообщение:
получать новые комментарии на e-mail
не публиковать e-mail в комментариях
Секретный код:   Введите цифры на картинке  

 

 

счетчик посещений © 2017, Метафизика человека    Технология «Сайт-Менеджер»