Метафизика человека
 
 Мой канал YouTube
 

 

 

 

 

Эйгологический роман. Глава седьмая. Ждать и догонятьЖдать и догонять

 

Халас никого не ждал, но не пустить на порог посланника Первого Министра было бы крайне недальновидно.

Чиновник вошёл, заметно смущаясь и пряча глаза от мага. Он был весь круглый и уютный, приятное простоватое лицо было вежливо-непроницаемым, жесты скупыми и не выразительными. Крепыш старался не показать, что чувствует себя не в своей тарелке. Халас пригляделся к гостю пристальнее, за его смущением и наигранной сдержанностью чувствовалась большая сила. Чиновник казначейства был выбран Первым министром в качестве посланника, поскольку как никто иной умел держать язык за зубами. Любителям сплетен вытянуть хоть какую-то информацию значительно проще было бы из камня. Он уселся в предложенное магом кресло, держа перед собой то ли папку с бумагами, то ли прямоугольную сумку с монетами. Халас улыбнулся, даже шапочка на госте была круглая. 

 

“И вы никогда не выходите из дому по делам?”

“Никогда” - Халас был непреклонен.

“На этот счёт я получил особые распоряжения. Если Вы не хотите встретиться по делу, Первый Министр предлагает Вам поохотиться вместе”

“Я не охочусь”

“Тогда прогулка к озеру на пару дней вместе с Его превосходительством Вам, вероятно будет и приятна и полезна”

Халас от души расхохотался. 

“А скажите мне по секрету, Динарий всегда добивается своего?”

“Всегда. По крайней мере сколько я его знаю”

“Это обнадёживает”

“Вам будет удобно выехать в пять?”

“Да, вполне. Мне тут пришло на ум, что я давно не отдыхал и предложение Первого Министра пришлось как нельзя более кстати”

“Могу ли я справиться у Вас об одном странном слухе, который  гуляет в народе по Вашему поводу?”

“О, это интересно!”

“Говорят, что вы никогда не входите из дому по делу, но и никогда не покидаете дом без своей любимой колоды таро и хрустального шара?”

Халас хохотал, как мальчишка, приговаривая: “Силен, Дин, силён! Он начинает мне нравится!”

 

“Вы уверены?”

“Абсолютно!”

Динарий откинулся на спинку кресла и уставился в потолок.

Они сидели у огромного камина, в котором, если придётся, можно было зажарить целиком оленя или здоровенного вепря. Сейчас же в нём горела парочка поленьев, создавая тепло и уют. В лесу было прохладно и сыро, осень потихоньку вступала в свои права и огонь в камине приятно контрастировал с серой мглой за окнами.

“Это странно, что она ничем себя не выдала до сих пор и никак не дала о себе знать”

“Может, в этом и заключается её цель?”

“Исчезнуть?”

“Не думаю, скорее - выйти из дворца и не выйти замуж. Она всегда была склонна к расширению собственных границ. В начале её пути лежала Восьмёрка Кубков. Боюсь, Его Величество в какой-то момент пережал ситуацию, и она не увидела другого выхода. Дальше ей пришлось, похоже, очень не просто, поскольку она столкнулась с развенчанием своих иллюзий и воздушных замков в Семёрке Кубков и по моим ощущениям, путь её лежал в сторону двора Санракшака”

Динарий сделал движение, срываясь вперед.

“Не спешите, - остановил его спокойный голос Халаса, - я не уверен, что она и сейчас там. Прежде закрытый и иллюзорный, теперь открытый и безжалостный мир предстал перед Ноной во всём его многообразии и полноте. Ей даже пришлось зарабатывать себе на жизнь чем-то вроде жонглирования и акробатики, никому не открывая своего истинного лица. Однако дальше Фортуна либо улыбнулась, либо изменила ей. По крайней мере, в какой-то момент она поняла, какое значение в нашей жизни имеет Удача и как она непостоянна.”

Халас в задумчивости перебирал разложенные на столе карты.

“Сейчас она проходит тяжёлые уроки зависимости от обстоятельств, которыми управляет не она. К тому же, боюсь её посетила страсть, с которой ей крайне сложно справиться и она попала в чувственно-эмоциональную зависимость. Думаю, ей сейчас очень тяжело и эти цепи начинают уже давить на неё. Конечно, если она и влюблена, то только в собственные мечты о счастье, ведь она не понимает, кем является на самом деле её избранник”

Внимательно слушая Халаса, Динарий всё больше бледнел. Это становилось заметно даже в сумраке комнаты.

“Принцесса выйдет из испытаний и вернётся из своего путешествия, обретя такую Силу, которой будут завидовать все ныне здравствующие правители нашей Империи, и они склонят перед ней голову. Мы получим НАСТОЯЩУЮ королеву”

“Я желаю этого всем сердцем. Вы догадываетесь, Халас, что я не пригласил бы Вас ради праздного любопытства. Всё последнее время Его Величество не выходит из своих покоев, он очень сдал, прошедший год был для него самым тяжёлым за всю историю царствования. Он написал кошмарный, на мой взгляд, документ, где поручает мне, заметьте, не племянникам, а мне правление государством, в случае его безвременной кончины. Его Величество пригласил меня к себе и прочёл это завещание. Состоявшийся между нами разговор трудно назвать спокойным. Переубедить его мне не удалось и тогда я принял своё внутреннее решение, если угодно, решение царедворца, вполне достойное роли Первого Министра, - Динарий горько ухмыльнулся. Ухмылка вышла кривой и на один короткий момент обезобразила его лицо, - я ослушаюсь приказа. И более того, если что-то случится, я уничтожу этот документ.”

“Я всегда был уверен в Вашем благородстве, Динарий, а теперь еще больше укрепился в своём мнении”

“Следует ли мне искать Её высочество? Попытаться как-то помочь ей?”

“Ни в коем случае. Она идёт своим путём и преодоление всех испытаний, выпадающих на её долю - только необходимое условие её взросления, обретения себя. Если бы она действительно нуждалась в помощи, она прислала бы за ней. Мы будем ждать, терпеливо ждать.”

“Как же мучительно бездействие, как хочется сорваться и скакать, загоняя до смерти каждую следующую лошадь. Но я послушаюсь Вас, Халас.”

“Её искали сотни людей во всех королевствах империи, наши воины прочесали все уголки, ушёл за нею и видимо погиб или продолжает поиски Квинто-Гладио. Почему же Вы думаете, что Вам удастся её обнаружить?”

“Даже не сомневаюсь!” - и тут Халас с удивлением увидел, что Первый Министр зарделся, как девушка. Как ни велико было знание Мага, но такого он не предвидел.

“Еще раз говорю, я послушаюсь Вас, не двинусь с места и сделаю всё, чтобы королевство оставалось под управлением и избежало любых возможных потрясений до её появления”

 

В комнате было четверо, то есть, четверо без тела Квинто-Гладио. Гарда сидела в его ногах и неотрывно смотрела на желтоватое лицо с заострившимися чертами. 

“Я одна, не получилось”, Нона тихо выдохнула слова и опустилась у порога.

Круглый лекарь оказался рядом и поднял её на ноги. 

“Он здесь. Простите меня. Я допустил такую возможность, у Вас могло не получиться, так и вышло. Я послал ему мою мысль и он появился. Больно уж редкий случай, другого может и не представиться, ему интересно”

Худой и стройный человек с такими же раскосыми глазами, как у лекаря, красиво уложенной причёской, в шёлковом кимоно, расшитом ветками сакуры, обернулся и поклонился Ноне. “Это мастер Чириоши” - представил элегантного красавца лекарь. По другую сторону ложа Квинто-Гладио стоял жгучий брюнет с огненными глазами, ухоженной бородкой и кудрями до плеч, он тоже поклонился Ноне. 

“Мастер Гуариторе оказался проездом в гостях при дворе и тоже пожелал увидеть уникальный пример “sopor corpus, vigilante mente”

“Mens fuerit expergefactus, vacua est corpus videtur” - так гласит начало легенды. Теперь придётся в неё поверить, не так ли, коллега?” - голос южанина был низким а выговор слегка гортанным. В нём словно трещали ветки костра. Пальцами он сжимал Квинто запястье.

“Думаю, мы первые, кто видит это, среди живущих” - лекарь Короля Санракшака с интересом разглядывал ногти на ногах Квинто, перебирая пальцы один за другим, словно это были драгоценные жемчужины.

Нона приблизилась, - “Вы поможете ему?”

“Не думаю, что это возможно”  - голова в красивой причёске повернулась к Ноне, глаза на лице, как показалось Ноне, сделанном из слоновой кости или дорогого прозрачного фарфора, мерцали холодом и невозмутимостью.

“Однако, мы заберём его во дворец, чтобы наблюдать и, конечно же, сделать всё возможное, всё от нас зависящее…”

“Нет” - отрезала, как ножом.

“Простите, что? Милая девушка?”

“Я не милая девушка и он никуда не поедет, мы его не отпустим, его нельзя забрать и вы его не заберёте”

Нону колотила мелкая дрожь, её бросало то в жар, то в холод и она никак не могла взять себя в руки, не могла успокоиться.

Почему ей не помогает Гарда? Почему она молчит? 

“Немедленно покиньте комнату, - и уже тише добавила, - благодарю вас, вы были так любезны приняв приглашение и уделив нам ваше бесценное время”

Она слегка поклонилась в сторону мастера Чариоши по всем правилам этикета Двора Чаш и в сторону мастера Гуариторе по этикету Двора Посохов.

“Приятно видеть в такой глуши столь образованную особу. Скажите, Вы давно его знаете?” - южанин явно не хотел уходить.

“Достаточно”

“Происходило ли с ним последнее время что-то, можно так выразиться -  “убийственное”? В легенде говорится, что это состояние возникает в том случае, в том, подчёркиваю, редком случае, когда человек искренне желает умереть и не может этого сделать по каким-то причинам. Чаще из соображений долга. Тогда  природа лишает его возможности жить, но оставляет возможность мыслить, как самую ценную для него. В моём случае, это вероятно была бы возможность безграничных путешествий, перемещений духа в пространстве, мы ведь вечные странники, опирающиеся на посох бесконечной дороги, а в случае маэстро Чариоши это конечно, была бы возможность чувствовать, не  так ли?”

Безупречная голова утвердительно склонилась.

“Его отравили!” - в голосе Ноны сквозило отчаяние и печаль одновременно.

“Милая девочка! Разве можно кого-нибудь отравить или убить, если он сам этого не пожелает?”

Фигура в кимоно низко поклонилась. Нона обвела всех взглядом высоко подняв подбородок.“Благодарю, Вы свободны.” - и величественным, медленным, одновременно вежливым жестом указала на дверь.

 

Как только гости удалились, Нона бросилась к маленькому лекарю. 

“Вы его спасёте, Вы, а я до сих пор не знаю, как Вас зовут”

“И-джё, Ваше Высочество”

“Вы знаете кто я?”

“Конечно, Гарда рассказала мне всё”

“Что с ней?”

“Она выполняет важное задание. Разговаривает с Квинто. Она держит его”

“Ах, вот почему она молчала? Ей просто было некогда. Вряд ли она даже слышала, о чём мы тут говорили?

“Естественно”

“Сколько времени у Вас уйдёт на подготовку к лечению, или как правильно нужно это назвать?”

“Девять дней медитаций. Меня здесь не будет, здесь будете только Вы и Гарда. Она не будет спать девять дней и не сможет ни на мгновение отвести взгляда от Квинто-Гладио. Вы будете мыть её, менять ей одежду, приносить ей воду и убирать за ней. Она не будет ничего есть, еда ей может навредить. Вода должна быть из родника, бьющего из скалы за Белоснежным замком с голубыми чашами. Это - главная святыня Королевства и каждый путник может набрать Живой Воды из волшебного источника. Глоток каждые несколько минут поможет Гарде продержаться до моего прихода.

“Мы могли бы меняться”

“Нет. Настройка очень тонкая и сменой смотрящего она непоправимо собьётся. Это  невозможно передать так просто”

“Простите”

“Ничего, ждите меня через девять дней”

 

С седьмого дня Нона перестала считать. Она медленно монотонно вращалась в колесе, в движении без начала и конца. Проснуться, потушить свечи, напоить Гарду, приподнять и посадить её на ночную вазу, вынести вазу, вымыть вазу, напоить Гарду, разжечь очаг, поставить греть воду, повесить греть полотенце, напоить Гарду, развести воду в кадушке, принести таз, помочь Гарде встать в таз, по одной переставляя с пола в таз её ступни, помыть Гарду, поливая из кувшина, обернуть полотенцем, напоить Гарду, помочь ей встать на ковёр, принести чистую одежду, одеть, усадить на подушки, укрыть тёплым одеялом, напоить Гарду, поставить большую чашу с водой рядом, чтобы ей было просто взять её не глядя, спуститься вниз, отдать одежду в стирку, идти по дороге до источника, набрать воды, вернуться обратно, напоить Гарду, спуститься вниз и съесть немного еды, вернуться и протереть полы, зажечь свечи, напоить Гарду, разжечь очаг на ночь для тепла, сидеть с Гардой, напоить Гарду, поменять свечи, поставить Гарде большую чашу с водой на ночь, спать, проснуться, потушить свечи…

Монотонность вращения прервалась однажды, когда кончились деньги и за стирку платить стало нечем, тогда она стала стирать бельё Гарды сама. А убираться в комнате она начала с  момента ухода И-джё, потому что никого пускать к ним было нельзя.

Утро-день-вечер-ночь-утро-день-вечер… она перестала считать, потому что в какой-то момент всё потеряло значение, кроме взгляда Гарды, направленного на лицо Квинто-Гладио. В какой-то момент она почувствовала, что больше нет сил, что ей всё равно и она больше не может, что всё бесполезно и наверное, И-джё не прийдёт потому, что у него ничего не получилось.

Она лежала на полу между Гардой и Квинто-Гладио и тихо плакала. Нона закрыла глаза и увидела свою спальню, залитую солнечным утренним светом и цветы в корзинах, вазах и кашпо, и картину у окна, и крыши двора, и золотистые пылинки, пляшущие над её кроватью в солнечном луче.

Динь-дон, звенели хрустальные колокольчики и крошечные эльфы танцевали в пылинках свой нежный танец, шелестя крылышками. Она уменьшалась и становилась размером с эльфа, а рядом танцевали такие же как она, только у неё не было крыльев и они передавали её из рук в руки и поддерживали в воздухе, а когда кто-то не успевал схватить её за руку, она падала, и едва не долетев до земли её подхватывал кто-то и снова тянул вверх, туда к танцам  она знала, что так будет всегда - она будет падать, её подхватят и снова по кругу по кругу. Неожиданно Нона увидела глаза, они были знакомы, она их знала: “Кто ты? Я не знаю тебя!” Глаза были совсем близко, они смешно моргнули и исчезли, она успела только заметить их цвет - необыкновенно тёмно-зелёный и чуточку ореховый. Удивительный цвет. Внезапно глаза снова появились, но теперь они были на лице и это было лицо Первого Министра Двора её дяди.

“Дин, что ты здесь делаешь?”

“Ничего особенного, я тут не по своей охоте”

“Ты опять!? Мы же договорились!”

“Я помню”

“Хорошо, тогда по чьей?

“По твоей конечно. Это же твой сон”

“Я не сплю”

“Тогда прекрасно. Я принёс тебе крылья”

И он протянул Ноне два дивной красоты крыла, которые почему-то напомнили ей мыльные пузыри, но в отличие от пузырей они не лопнули и она нежно погладила их прозрачную, переливающуюся поверхность. Почти сразу Нона почувствовала лёгкую тяжесть в лопатках, это Дин приложил к её спине крылья и они мгновенно приросли. 

“Теперь летим!”

Дин протянул ей руку. Она смело протянула ему свою и взмахнула крыльями.

 

“Ваше Высочество”, на её спине, между лопатками лежала чья-то ладонь. Ранний рассвет серым маревом заливал окна. Она перевернулась и попыталась сесть, ей помогли. Перед ней стоял И-джё и тихо улыбался. 

“Какая Вы молодчина! А ведь прошло целых двенадцать дней. Времени понадобилось чуть больше, чем мне показалось в начале. Я себя немного переоценил,” -  и маленький лекарь забавно захихикал. 

“Теперь я сменю Гарду, а вы тихонечко уйдёте”

“Какое счастье, ей можно будет поспать”

“Сколько угодно”

“Когда нам вернуться?”

“Никогда”

“В каком смысле - никогда?”

“Вы уйдёте совсем, домой, вместе”

“А как же Вы? А Квинто?”

“Он найдёт Вас, если у меня всё получится”

“Мы будем ждать здесь столько, сколько понадобиться”

“Нет, вы пойдёте”

“А помочь?”

“Это будет самая лучшая помощь”

Нона взяла за руки этого странного, светлого, волшебного человека и уложила своё лицо в его ладони.

Действующие лица, места происходящих событий и разные разности в Седьмой Главе:

Чиновник - 4 Пентаклей, Гном

Иджё (китайский) - лекарь. Ангел-целитель 17СА - Звезда

 

Чириоши (японский) - лекарь, Демон. Тройка Чаш

 

Гуариторе (итальянский) - лекарь - хирург, Демон. Тройка Посохов

 

Sopor corpus, vigilante mente - сон тела, бодрствование разума (лат)

 

Mens fuerit expergefactus, vacua est corpus videtur (лат) - Хоть разум бодрствует, но тело мёртвым кажется.


 


 

 

счетчик посещений © 2017, Метафизика человека    Технология «Сайт-Менеджер»