Метафизика человека
 
 Мой канал YouTube
 

 

 

 

 

Эйгологический роман. Химера и её храмХимера и её храм

 

 

“Мне кажется, вы упустили момент, Влад. Бывают такие ситуации в жизни, когда судьбу решают мгновения”

“Не думай о секундах с высока, там та-да там, наступит время, сам поймёшь, наверное” - пропел Влад себе под нос.

Кира с некоторым усилием сдерживалась в его присутствии.

“Можете ёрничать сколько угодно, но похоже, свой шанс Вы всё же проворонили”

Она неторопливо складывала в стопку колоду Таро Эльфов, но синюю свечу гасить не торопилась.

“Шанс на что? И почему Вы решили, что этот шанс был мне нужен?”

“Влад, Вам виднее. Сегодня я еще могу быть вам чем-то полезной? Завтра я уезжаю”

“Надолго?”

Кира глянула на него, слегка возмущённо хмыкнув.

“Я почему спрашиваю… возможно мне понадобиться еще консультация и уже по профессиональному вопросу. Что-то всё начало трещать по швам… Но опасности, значит нет?”

“Полагаю, что могу Вас до некоторой степени успокоить. Сейчас опасность Вам не грозит, во всяком случае не с этой стороны”

Он насторожился -“Что это значит?”

“Что вы можете “наскрести на свой хребёт” всего, чего только пожелаете. Видимо, у Вас есть такие способности”

“Что да, то да. Всё-таки, если это не слишком самонадеянно с моей стороны, можно еще пару арканов?”

“Извольте”

“Меня приглашают на постановку в Аргентину. Приличных балетных художников по пальцам перечесть. Контракт очень симпатичный, к тому же, сразу на три спектакля. Я, конечно, не Бакст, но и не Вася Пупкин. Правда в голове совершенно пусто и желания работать никакого. Ехать или нет?”

Кира тасовала колоду, прикрыв глаза и потом срезав, быстро выложила от центра три карты в одну сторону и три карты в другую. Вот вам и дорога.

“Да, конечно, Влад, Вы не Вася Пупкин, но и не Король Монет.  Расклад говорит, что если Вы не примете предложение и не поедете, то скорее всего займётесь своей любовной, если уместно её так называть, историей. Я разложила в каждую сторону по три позиции: первая - источник намерений  или причина, вторая - ваши действия и усилия, третья -  возможный результат.

Итак, в случае отказа от контракта на первой позиции Паж Жезлов, на второй - старший аркан Влюблённые, на третьей десятка мечей. Полагаю, при всей внешней саркастичности, Вас всё-таки задело, что Мила не бегает за Вами или по крайней мере не готова по первому зову броситься на шею. Так?”

Он молчал, можно было подумать, что он даже не слушает Киру, углубившись в свои мысли.

“Разумеется, так. И вы еще не оставили надежду вернуть её, возможно используя аргумент - ты лишаешь ребёнка отца или у ребёнка должен быть отец - что-то в этом роде. По крайней мере, Вы считаете, что возможность выбора еще осталась и её прежняя влюблённость в Вас может сработать, а мысли о ребёнке перевесят и она останется с Вами. Хотя, мне трудно судить,  любили ли Вы её когда-нибудь.”

Он молчал.

“Сейчас Вы раздумываете сгоряча, что бы предпринять такое, чтобы её выбор оказался в Вашу пользу. Но действовать вы будете не о души и не от сердца. Вас поведёт на разговор неизжитый юношеский максимализм и желание действовать. Однако, судя по результату, Ваш выбор - действовать и Её последующий ответ, будут носить для Вас судьбоносный характер. Знаете почему? Потому что  Вам придётся познать всю боль унижения - горше смерти, и возможно к Вам прийдёт понимание, что история с Милой завершена невозвратно. Окончательно и бесповоротно. Вы можете исполнить и этот сценарий, Ваша воля. Но кучу спалёных нервов я Вам почти гарантирую.”

 

“В ином случае?” - Влад сказал это не меняя позы и продолжая смотреть вправо от стола Киры через окно, за которым буйно цвела сирень и комната наполнялась ароматом прощания, так Кира всегда воспринимала запах лиловых гроздьев.

“Вас пригласила в Аргентину женщина?”

Он резко поднял голову.

“Да, именно так. Я дружен с Марианелой Нуньес, а она хочет танцевать в моих платьях. Ей было легко убедить руководство. Она звонила мне вчера, опять торопила с решением.”

“Аргентинский королевский балет. Королева Пентаклей в первой позиции альтернативного варианта.”

“Надо же! Если б я не верил в Таро, то поверил бы сейчас.”

“Далее Вы проявите свои лучшие профессиональные качества в тройке пентаклей и получите прекрасный опыт вкупе с оговоренным вознаграждением, оставаясь таким же юным и прекрасным Пажом Пентаклей, готовым к новым приключениям и победам. Ваш павлиний хвост при вас!

“А вы не любите павлинов”

“Да, их вокальные данные оставляют желать лучшего”

“Не смотря на Вашу откровенную неприязнь, я Вам очень признателен. Надеюсь, Вы примете меня по возвращению из Аргентины”

 

Кира еще долго оставалась в кресле после того, как затихли его мягкие шаги, хлопнула дверь. Она смотрела на медленно растворяющиеся в воздухе искорки его энергии и думала: “Жаль ли мне его? Да, пожалуй, всё-таки жаль”

 

Аэропорт встречал приятной прохладой кондиционированного воздуха. Маняша стояла у выхода и чуть приплясывала от нетерпения. “Вот она ты!, Вот она ты!”  - легкое платье  красиво струилось, напоминая крылья в стремительном полёте, они крепко обнялись.

“Ты всё хорошеешь!”

“А куда я денусь, ма тант, средиземноморье, сама понимаешь!” 

Племянница Маша ухитрилась выйти замуж за приятного обаятельного турка и теперь жила в Анталии, деля время между работой в отеле и заботами о муже.

“Прости, Мурад не смог, у него смена”

“Это очень хорошо, мы побудем вдвоём. Он по прежнему следит за каждым твоим шагом?”

“Нет, уже полегче. И к тому же, я с тобой!”

Она озорно улыбнулась. 

“А у меня есть, чем тебя порадовать. Я поступила!!! Как буду успевать - не понимаю, но ты будешь мной гордиться, сто процентов!”

“Я и так тобой горжусь”

“И так - меня не устраивает”

Маша уже закончила психологический факультет Санкт-Петербургского университета, теперь совмещала работу с учёбой на филологическом факультете в Средиземноморском университете - ведущем классическом вузе Турции. А теперь с восторгом рассказывала про начало своего погружения в метафизическую сферу  под руководством профессоров Канады и США.

“Ты не представляешь, как это интересно”

“Я? Конечно! Еще бы! Куда уж мне!”

“Я не то хотела сказать! Кирочка, родненькая моя. Я от радости потеряла все языки, не только свой собственный. Я хотела сказать, ты не представляешь, как МНЕ это интересно! Метафизическая психология - это восторг, но эйгология - моя жизнь!”

“Ну и слава Богу!”

“У меня такая потрясающая практика в отеле! Ты бы знала. Хозяин, естественно, гном. 

“Почему - естественно? Мог быть и демоном”

“С демонами у нас не густо, а главный менеджер у него - тоже дракон”

“И как вам живётся? 

Замечательно, если только гному кто-то в уши не запустит очередных тараканов. Тогда мы все прячемся до тех пор, пока дракоша их не вытащит одного за другим и тогда гном снова становится человекообразным” - всё это Маняша проговорила с улыбкой и хитрым прищуром.

“Кто бы послушал тебя, рассудком бы поехал”

“Пусть не слушают, или пусть учатся различать эйгов. Сразу станет легче жить”

 

В бархатной темноте позднего вечера они сидели в любимом ресторанчике над старой мариной, слушали тихий шелест моря и смотрели на огни города, полукруглым изгибом кокетливо убегавшие от ласкающих берег волн.

“Ты прямо завтра?”

“Конечно!”

“Соскучилась?”

“ Не то слово”

 

В жизни каждого человека есть особые дни и часы, которые приходят и остаются навсегда. Так происходит потому, что в этот момент жизнь делится на до и после. То, что после больше никогда не даст вернуться к тому что до, как бы ни хотелось. “Фарш невозможно провернуть назад” и сколько бы люди не думали, что всё обратимо, есть в нашей земной жизни вещи необратимые и в этом огромная милость Творца. Тебе может быть страшно и тревожно, ты можешь смущаться и не доверять самому себе, но однажды случается нечто, переворачивающее твоё сознание и всё, что казалось смутным и сомнительным, неясным и предполагаемым, вдруг обретает силу, смысл и слово. Так происходит, к примеру, в тот момент, когда человек осознаёт себя эйгом.

Такими же бывают места на земле. Ты можешь всю жизнь путешествовать, объездить всю Европу, Америку, Юго-Восточную Азию, какие-то места нравятся, какие-то оставляют равнодушным. Но однажды ты ступаешь ногой на камень, в воду, на влажную землю, мох, траву, песок -  и мир в одночасье меняется и ты меняешься вместе с ним, и рубикон перейдён, и пути назад нет - и ты СЧАСТЛИВ!

Для Киры такой точкой абсолютного волшебства рождения была гора Янарташ в предгорьях Тауруса, неподалёку от бухты Чиралы. 

Приехав на свадьбу племянницы, они с мужем не собирались сидеть в Анталии и бесконечно поздравлять молодых. Молодожёны нашли друг друга -  чудесно, они искренне рады за них. Впереди - новая жизнь, вот пусть и начинают её строить потихоньку, как можно скорее поменяв праздничную свадебную эйфорию на каждодневные простые радости жизни.

Маршруты путешествий были намечены заранее и Кира с Капитаном каждый день открывали для себя новые красоты. Из Фазелиса долго не могли уйти и сидели в античном амфитеатре, заворожённо глядя на декорацию снежных вершин, вздымающихся над зелёным буйством сосен. 

Древние скальные гробницы Демре  были такими же, как в те дни, когда Николай Мирликийский, спеша на службу в храм, останавливал на них взгляд. 

Термессос поражал своей мощью, а вода из нимфеума Саглассоса дарила свежесть, удивительную чистоту и глубокую радость.

Настало время добраться до бухты Чиралы. Они приехали туда в традиционно моросящий январский дождь и долго сидели в ресторанчике у открытого круглого очага, пока хозяева потчевали их самым вкусным в мире чаем и горячими гёзлеме. Кира не торопилась и  словно бы настраивалась на особый лад, для особой встречи, хотя ни слова не было сказано о том, чего она ожидает и зачем здесь. 

 

Каменные ступени, отполированные множеством подошв за множество веков. Неспешность и раздумье, сосредоточенность и тишина. Кто-то спускается вниз, кто-то поднимает выше и выше. Компании молодежи и парочки, дети и пожилые люди, большие семьи и одинокие путники. По каким-то неуловимым признакам стало понятно, что они подошли совсем близко и вдруг Кира увидела каменную кладку стены, скользнула взглядом вперед. Тёплый, ясный свет струился, как из самого дорогого сердцу окна, за которым уют и тепло родного очага, где любят и ждут днём и ночью. 

Кира повернула мокрое лицо к мужу и без слов уткнулась в его куртку. Так они стояли, не размыкая рук, когда Кира услышала голос Капитана: “Ну, вот ты и дома. Пришла наконец-то. Теперь всё позади”

Когда спустя минуты или столетия они подошли ближе, то увидели в камнях несколько больших и маленьких огней, вблизи развалин Храма Света. Огонь, первым поприветствовавший Киру, красиво и ясно выходил на поверхность из под земли между тремя каменными когтями, словно печать, оставленная живущей здесь Хозяйкой. 

Сколько же народу из века в век поднималось сюда, грелось, плакало, смеялось, ожидало чуда и возвращалось, чтобы  навсегда унести с собой частичку Света? Нет, не все так чувствовали и понимали, да это и не важно. Отсюда, от огня Химеры частичка света ушла с каждым, чтобы озарить его путь.

 

Кира приезжала к своим огням так часто, как получалось. Удивительно, но несмотря на её свободное расписание получалось не так часто, как хотелось бы. Здесь полная перезагрузка происходила в течение всего нескольких часов. Достаточно было по длинной каменной дороге подняться к Химере, расположиться у огня и больше ни о чём не надо было беспокоиться. Дальше всё происходило само - пелись нужные мантры, складывались нужные мудры, молчалось и свободно дышалось. Такая пустая, чистая и лёгкая голова была у Киры только здесь. Дома.

Июнь был наилучшим временем в этих краях, и еще октябрь, конечно. Именно октябрь - время своего дня рождения, совпадающего с мифологическим временем Химеры, Кира любила больше всего. Хотя и сейчас в июне было прекрасно. Она наслаждалась солнечными лучами, зажмурив глаза и повернувшись к солнцу.

“Кристиша, иди тихонечко, не мешай даме” - тихий, чуть хрипловатый голос показался удивительно знакомым, она приоткрыла глаза. Снизу поднималась компания - пожилая, довольно стройная женщина, одетая в свободный  лёгкий трикотажный костюм, она видела такие в коллекции для йоги московского дизайнера. За руку с ней девочка лет семи, время от времени вырывающаяся вперед и тут же возвращающаяся, чтобы снова взяться за руку. Молодая, необычайной красоты женщина с глазами поразительной, неправдоподобной синевы, их пронзительные лучи сияли издалека. Вместе с ними явно супружеская пара, держащие друг друга за руки. Он - высоченный и огромный, красивое лицо с крупными и одновременно изысканными чертами. Она - огненногривая статная, яркая красавица с большими тёмными глазами и очень светлым, сияющим лицом. Удивительней всего в этой компании было то, что кроме девочки все они были примерно одного, очень высокого роста. То есть, практически все, за исключением женщины с огненными волосами, она была чуть меньше остальных, но всё равно создавалось ощущение, что все они из одного гнезда? одной породы? или одной природы? единой категории? Кира не могла подобрать нужного слова.

Компания расположилась неподалёку у другого огня, женщина, которая явно была главой этого маленького клана, сидела в полуоборота к Кире. Они негромко разговаривали, девочка одна скакала по камням и по всему было видно, что здесь она как дома.

“Вот ничего себе!” - неожиданно вслух сказала Кира. Она вглядывалась в профиль седой женщины и глазам не верила. Перед ней сидела обложка “Эльфов и Гоблинов”. Эта книга вызывала у Киры неоднозначные чувства. С одной стороны, книгу ей в подарок принёс Влад и ей совсем не хотелось брать её в руки. Но каждый раз, когда она проходила мимо стола в своём кабинете, взгляд неизменно останавливался на обложке и в какой-то момент она даже начала злиться на себя. Почему этот образ так её притягивал и звал за собой? Может быть потому, что она сама давно чувствовала себя драконом, ей говорили об этом, она упиралась и мучилась, не понимала и страдала, а потом просто смирилась со своей “инакостью”, но покоя и равновесия найти пока что не получалось. Её сны о полётах, глубоких пещерах в высоких скалах, странной реке, впадающей в море, где на берегу она отдыхает на камнях, убаюканная волнами. Стены какого-то замка, который кажется знакомым и совершенно чужим одновременно. Кира давно уже перестала сопротивляться снам и видениям, потому что сопротивление отнимало слишком много сил и не приносило ничего, кроме опустошения и тяжести. Она приучила себя принимать всё, как есть, и позволять себе быть тем, кем она себя чувствовала - “рептилия вонючая” - так она себя называла мысленно, потому что была убеждена, что дыхание дракона жутко зловонное.

Слова в книге вызывали недоумение и даже возмущение! Как совершенно посторонний, чужой человек мог знать о ней столько, и не только о ней но и о её знакомых, клиентах, особенностях их характеров?

Конечно, в книге информации было мало, катастрофически мало, у Киры на каждой второй странице возникали вопросы, всплывали в памяти эпизоды из жизни, до боли напоминающие то, о чём написала автор.

И вот сейчас родоначальница эйгологии сидела в двадцати шагах. Какие могут быть раздумья! Кира поднялась и пошла по направлению к сидящим.

 

“Моя племянница влюблена в Вашу книгу, я тоже её читала”

Киреника протягивала ей стакан с чаем из большого термоса - “Я очень рада. Знакомьтесь, это Андрей, это Лена, они живут в Киеве и наконец-то выбрались к нам. Мы так вас ждали” - последнее было сказано с большой теплотой непосредственно гостям и в ответ мужчина с женщиной разулыбались.

“Настя - моя дочь, а там где-то Кристина, моя внучка”

Кира решилась задать вопрос “Вы будете продолжать Гоблинов?”

“Полагаю, что да, по крайней мере сейчас у меня в набросках эйгология общения, надеюсь, Андрей её одобрит” - она хитро глянула в сторону мужчины.

“Да я сам жду не дождусь, когда Вы её закончите. Пора выпускать продолжение.”

“Для меня ключевой остаётся проблема демонов. Позитивные созидающие демоны - это так сложно принять. Вбитые в нас стереотипы и клише не дают возможности развернуть картину в другую сторону. Мне кажется, об этом надо написать подробнее” - Кира чувствовала себя рядом с ними совершенно свободно.

“Я думаю, это верно, конечно” - кивнула Киреника

“А у Вас много знакомых Демонов?” -  голубые глаза пронизывали её насквозь, хотелось отвести взгляд.

“Нет, пока не много. Если я правильно поняла, их и вообще-то не много, как и Ангелов”

“Мой совет” - продолжила прекрасная блондинка - “Ищите Демонов рядом с Ангелами и наоборот. Вообще, хорошо работает принцип дополнительности: тёмные - светлые, ангелы - демоны.”

“Не так категорично” - улыбаясь, Киреника тихонько прихлёбывала чай.

“А, ты имеешь с виду Демоницу и тёмного придурошного Эльфа? Но ты же об этом пишешь в отношениях. Я сейчас о нашей прекрасной ангельской подруге, к которой  демоны слетаются пчелиным роем. У неё уже целая галерея образов, от которых она успела как-то отбиться. Правда, Демон всё-таки сумел её поймать.”

Разговор лился свободно и легко, улыбаться тоже было приятно, не делая над собой никаких усилий. Казалось бы, только что случайно встреченные люди должны вызывать хоть каплю напряжения, но его совсем не было.

“Вы все эйги?” - вопрос Киры прозвучал скорее утверждением.

“Мы все эйги” - Лена сделала акцент на “Мы”, подчёркивая принадлежность Киры к их сообществу.

“А Вы кто?” 

Лена рассмеялась - “Я ведьма! Классика жанра. Наездница Дракона” - она нежно прислонилась к плечу Андрея. “Мы нашли друг друга не сразу, как и положено. Много пришлось пережить и перестрадать. Зато сейчас всё совсем по другому. Когда знаешь кто ты и кто с тобой рядом, жизнь обретает совершенную полноту и особый смысл”

“Мне кажется, что огни Химеры - это портал в тонкий мир. По крайней мере со мной было именно так, когда я оказалась здесь впервые. Это было рождение в тонком мире, обретение себя. После того, что я здесь почувствовала, сомневаться дальше было глупо” - Кира не боялась быть откровенной.

По дороге Кристина не закрывала рот, рассказывая во всех подробностях о разных моделях Лего, которые она уже собрала, о своих школьных друзьях, с которыми она играет, о том, как она обожает кататься на самых крутых водных горках, как она сама научилась всему-всему, её никто не учил, и конечно о том, как бабушка ей накупит еще целую кучу разных огромных лего и они вместе будут их собирать и красиво расставлять. 

Внизу снова пили чай под вековыми соснами и эвкалиптами, смотрели на фланирующего по крыше кафе и вдруг красиво слетевшего на землю павлина. Кира улыбалась только одной ей ведомым мыслям - “Спасибо тебе, Влад, спасибо за книгу, за эту потрясающую встречу. Перья твоего сине-зелёного хвоста поистине прекрасны и пусть тебе повезёт в Аргентине. Оказывается, эльфы не так уж и плохи, если уметь ими правильно пользоваться. Твоя благодарность превзошла все мыслимые ожидания”

Всех враз передернуло от громкого скрипучего, скрежещущего звука - это павлин широко раскрыл клюв и спел свою песню.

 

Действующие лица Пятой Главы:

Маша - плямянница Киры, Радужный Дракон

Киреника - Ледяной Дракон

Настя - Демон

Кристина - Демон

Андрей - Кобальтовый Дракон, Библиотекарь.

Лена - Ведьма

 

Обсудить - Поделиться мнением - Задать вопрос

 

 

счетчик посещений © 2017, Метафизика человека    Технология «Сайт-Менеджер»