Метафизика человека
 
 Мой канал YouTube
 

 

 

 

 

Эйгологический роман. ДомойДомой

 

 

Дорога, разъезженная колёсами и тщательно вымешанная копытами лошадей истекала весенней грязью. Идти по ней было нельзя, и к тому же, вдоль дороги часто попадались овраги и маленькие речушки, непроходимые заросли дрока или жгучей молодой крапивы, что тоже было совсем не весело. Весна выдалась дружная, снег быстро стаял и теперь крестьянам оставалось ждать, чтобы земля чуточку подсохла, прежде чем выходить в поле.

Нона и Гарда медленно продвигались вперед с Юго-Востока на Северо-Запад. Наконец перед ними замаячили окрестности Элмса. Ноне очень захотелось обнять Экси, сесть за стол в зале для гостей на втором этаже, щёлкнуть по носу Мендикуса, постоять у засыпанного мукой стола в тёплой пекарне, помочь перебрать семена для весенней посадки садовнику и огороднице, проверить, как чувствуют себя привитые яблони. 

“Куда ты так летишь?”- они давно перешли между собой на ты и Нона нисколько не беспокоилась о том, что, когда они вернутся, Гарда снова будет обращаться к ней - Ваше Высочество.

“Домой! Сейчас всё увидишь”

Они вошли во двор, где их встретил приветливый возглас Экси: “Ох, как же вы вымазались!”- и правда, сапоги девушек тащили на себе кучу засохшей и свежей грязи, хорошо просматривающейся из-под подвёрнутых за пояс подолов длинных платьев. В этот раз Нона предпочла оставаться самой собой. Ей больше не хотелось маскарадных переодеваний, она и без того очень сильно изменилась. 

Экси, почти не глядя на них распоряжалась на весь двор о горячей воде для мытья, еде для гостей и комнате на двоих. 

“Вы бы переоделись пока на сеновале, чтоб глину в дом не тащить, мы заберём вашу одежду, высушим и постираем, если что есть еще, давайте, у нас постирочные корыта большие” - и тут она взглянула в лицо Ноне, в один миг перестала суетиться и тихо опустилась на лавку у крыльца, невольно всплеснув руками.

“Что?” взгляд Ноны лучился тёплой улыбкой.

“Вы никогда бы не поверили, барышня! Бывают в жизни такие случаи, ТАКИЕ случаи! Играет же природа с людьми всякие штуки! А! Может у Вас есть братик, может потерянный, в детстве никто из Вашей семьи никуда не запропастился? Зовут его Но, и что за парнишка смышлёный, золото на вес, а не парень, пути ему в жизни лёгкого. Уж как он нас тут потешал, а помощник какой! Вы бы им гордились право слово, не терялся ли кто…”

“Экси, это я”

В носу сильно защипало, в глазах всё поплыло и Нона присела рядом на лавочку, крепко сжав натруженную руку Экси в своей руке. Та, повернула голову и внимательно разглядывала девушку.

“Быть не может, как же это, что же это, почему?”

“Так надо было, теперь уж всё позади, всё позади”

Они долго сидели крепко обнявшись, тихонько раскачиваясь в такт своим мыслям. Зайдя на сеновал, Нона высоко подняла голову, всхлипнула и позволила свободно пролиться горячим, жгучим слезам.

Экси, по случаю возвращения Ноны закатила огромный пир. Пировали на заднем дворе, так решили. Были все свои, а уж как стол накрыли - заглядение. Соседей не звали “нечего им знать все наши тайны”, зато сами попотчевались и повеселились на славу. Нону поражала в этих простых людях удивительная природная деликатность, никто из них ни чем не показал, что помнит её фокусы и не попробовал намекнуть, мол, покажи еще разок. 

“А Мендикус где же, что-то не видно его?”

“Хозяйка выгнала уж полгода как будет, попрошайка жуткий и лодырь первостатейный, поделом ему”

На постоялом дворе кроме девушек гостей не было, кому хочется месить грязь в весеннюю распутицу, да и дома в эту пору у всех дел невпроворот.

Засиделись дотемна и стали прибирать со стола. 

Нона только было потянулась к тарелкам - “Нет, уж” - голос Экси был категоричен и твёрд, - “Гостья дорогая пусть отдыхает, мы сами справимся. А завтра я вам баньку истоплю, с можжевеловым веничком, будете как новенькие а сейчас отсыпайтесь с дороги”

После стылой земли, когда всю ночь только и делаешь, что вертишься, подставляя разные свои части поближе к теплу костра, после воды из рек и оставшихся на ветках с зимы мороженых яблок, чудом не склёванных птицами и не съеденных оленями, мытьё горячей водой воспринималось истинным чудом, а тёплая комната с чистой, благоухающей травяными ароматами постелью казалась истинным раем. Перспектива завтрашней бани манила уж совсем неземным блаженством в котором сытые, чистые и обретшие покой девушки сладко уснули.

К слову сказать, еще в начале пути Нона постановила - никаких ночлежек и сомнительных таверн, никакой прогорклой, тухлой пищи. Каким бы коротким ни было их общение с И-джё, научило оно многому, а 12 дней проведённых в Чёрной Жизни, Нона считала самыми главными в своей судьбе, вторыми по значению после факта появления на свет. Они с Гардой никогда не говорили об этом, но Нона была уверена, что её спутница испытывает похожие чувства.

Сквозь сон Ноне будто послышался крик, шум, ржание осаживаемых коней, потом топот на лестнице, хлопанье дверей, потом всё стихло и промелькнула мысль - померещилось. Перевернулась на другой бок и по детской привычке поглубже зарылась в пушистое, тёплое одеяло. 

Спали девушки долго. Проснулись от резких окриков и топота копыт всадников, выезжающих со двора. Нона выскользнула из-под одеяла и накинув тёплую шаль - вчерашний подарок Экси, подошла к окну. Изо всех окон, выходящих во двор, свисали траурные полотнища - зелёные флаги с гербами династии, окаймлённые и перечёркнутые чёрными лентами. Она безмолвно, без движения стояла у окна, сердце стукнуло и остановилось, пальцы вдруг заледенели до мурашек, что кажется задень кончиком за подоконник, палец со звоном рассыплется на тысячу мелких ледяных осколков.

“Гарда, одеваться. Дядя умер.”

 

Нона попросила Экси послать вперед человека верхом, чтобы вдоль дороги им приготовили свежих лошадей. Экси долго не могла пережить потрясение, когда Гарда отвела её в сторону и пошепталась с ней в уголке. Бледность, совсем не свойственная Экси, выдавала её душевное смятение и крайнюю степень растерянности.

Зайдя в комнату к Ноне, она присела в глубоком реверансе: “Ваше Величество”

“Возможно, но еще не точно, - ответила Нона в задумчивости, - у меня есть два брата, есть Дин, есть Мир и даже Фулстеп. Я очень долго не была дома и совершенно не осведомлена о происходящем. Каково положение вещей, я пока не представляю. Но, скоро всё будет известно. Не волнуйся, как бы ни сложилось, всё будет хорошо.”

В этот миг труба герольда разорвала тонкую ткань весенних птичьих трелей, Экси бросилась к окну.

“Именем Её Величества Ниюнды”

Нона вздрогнула, она с детства знала, что как только станет взрослой и доведись ей царствовать, получит имя Ниюнды, которое станет для неё оберегом и проводником. Это королевское имя, как цветы родных лугов вырастало из её детского имени Нона и вело за собой, отражая все изменения - созревание и плодовитость, способность к воплощению и реализации - главные качества их рода Монет и всей семьи Земли.

Она не спешила. Поднявшись с кресла у кровати, поправила складки платья, широким плавным жестом показала Экси и Гарде по направлению к двери. Они открыли её и прошли вперед. На крыльце разошлись в стороны и склонились в глубоких реверансах. Нона, теперь уже Ниюнда, слегка зажмурившись от яркого утреннего солнца ступила на крыльцо под звуки труб герольдов. Ей не нужно было видеть, она и так знала, кто идёт к ней от кареты по ковровой дорожке, проложенной прямо по весенней слякоти двора.

Динарий склонился в низком поклоне.

“Ваше Величество”

“Первый Министр”

Динарий удивлённо и вопросительно посмотрел на неё

“Я прошу Вас сохранить за собой обязанности Первого Министра на всё время моего правления”

“Благодарю, Ваше Величество, надеюсь оправдать доверие”

“Несомненно оправдаете, не сомневаюсь ни минуты”

Нона-Ниюнда слегка повернув голову в сторону Экси шепнула ей, почти не шевеля губами - “баня в следующий раз, не скучайте без меня”

Затем глазами показала Гарде на осёдланную лошадь и сама спустилась с крыльца на дорожку и по ней до кареты, Динарий уже хотел было захлопнуть за ней дверцу, чтобы вскочить в седло, но она остановила его словами: “Нам надо поговорить, прошу со мной”

 

“Как ты узнал, что я здесь? Как?”

“У Вас впереди много дел, похороны, коронация, думаю, Ваш старший брат будет назначен Маршалом для защиты наших границ, а младшему с его согласия и не стану скрывать по его просьбе можно было бы поручить наши внешнеполитические связи и контакты”

“Ты поддерживал с ними связь? Они приедут?”

“Конечно, приедут. Они будут счастливы присутствовать на Вашей коронации”

“Дин, какой ты молодец! Какой молодец! Скажи, а он?”

“Король угас тихо и уход его был спокойным и не мучительным”

“Знаешь, не смотря ни на что, я всё-таки скучаю по нему, это я почувствовала только сейчас, как-то внезапно…”

“Он очень любил Вас,”

“Ну, это ты уж слишком!”

Они помолчали, прислушиваясь только к шелесту и свисту грязи под колёсами во влажной колее.

“Звёздочка?”

“Она ждёт”

“Ты и вправду всегда будешь помогать мне, как сейчас? Делать невозможное и даже больше?”

“Всегда”

Ниюнда протянула ему руку, он подал ей свою и она, смело положив на его открытую сильную ладонь свою тонкую кисть, взмахнула крыльями.

До Грайнборга оставалось пару дней быстрой езды.


Мнения - Обсуждения - Вопросы

 

 

счетчик посещений © 2017, Метафизика человека    Технология «Сайт-Менеджер»