Метафизика человека
 
 Мой канал YouTube
 

 

 

 

 

Выбор Свет-Тьма: как это было (фрагмент книги)

04.09.2015 04:37 Рейтинг: 0

Их было 22. 

Они стояли у перил балюстрады, откуда было видно клонившееся к закату солнце, но до горизонта было еще время. Часа три-четыре. Да и потом, когда светило растопит свои лучи в водной глади, когда постепенно они будут один за другим тонуть, исчезать, тьма не опустится внезапно, долго еще будут мерцать лилово-розовые сумерки с бирюзовыми всполохами по летнему небу, опрокинувшемуся над роскошной чашей Средиземного моря.

  • Еще не хватает, чтобы они опаздывали, - капризно и обиженно прозвучал Нулевой.
  • Теперь это не имеет значения, поверь, - откликнулась Шестнадцатая - сегодня всё решится. Или мы их, или они нас. Время настало. Надеюсь, всё пройдёт быстро, но безболезненным не будет ни для нас, ни для них. Один удар - и всё кончено. Мы ведь тоже пока не готовы принять их точку зрения. Значит - либо их стены падут, либо наши.

 

Остальные не откликнулись. Слишком напряжены были мышцы, готовые к рывку, слишком тяжёлым предстоящий разговор, слишком изматывающей предыдущая дистанция. Теперь понятно, что компромисса нет. Видимо, настал такой этап и надо его пройти. А для того, чтобы люди могли его пройти кому-то придётся покинуть, их… кому? Это решится сегодня.

Внуки Клейто, сыновья и дочери десяти отцов стояли на своей земле, не отрываясь смотрели на водную гладь и магической силой единой мысли просили у деда помощи, как в детстве. Посейдон хранил молчание.

 

Их было 56.

Они приближались к Атлантиде. Медленно и мелодично в воду погружались вёсла. Штиль отполировал гладь моря до зеркального блеска и, казалось, что это сверкает мрамор, как в Зале Торжества Истины, и вот-вот грянут цимбалы, и авлетистки выйдут в круг, выводя тонкие трели, и начнутся танцы… но они шли не танцевать. Увы, не танцевать.

Семья Воздуха в белых одеждах сидела неподвижно, как сама стихия в эту минуту. Их словно не было на борту, они растворились, стали не заметны и всех это устраивало.

 

Семья Воды распределилась по бортам. Они с жадностью вглядывались в надвигающийся остров, кто-то был печален и отстранён, кто-то радостен и бодр. Одни предчувствовали победу, другие опасались поражения. Чувства всех были понятны, и… не важны. Только третья дочь в семье обладала магической силой, да Отец с Матерью смотрели в глубины вод, вычерпывая энергию стихии для своей интуиции, которая, как они чувствовали, очень вскоре им понадобится.

 

На носу, впереди всех, как горящий факел, рвалась в бой Семья Огня. Они уже были далеко, уже ступили на остров, уже провели переговоры, уже победили и возвращаются назад. От них исходил жар сокрушительной энергии и уверенности в правоте дела, ради которого они здесь.

 

Никто не обращал внимания на отсутствие Семьи Земли - они ушли вниз, не успела трирема отчалить. Вкусно поели и легли спать, чтобы собрать силы в долгом пути по морю для выполнения непростой миссии.

 

Те, кто смотрел вперед, видели перед собой на воде тень, отбрасываемую носом триремы. Лучи заходящего солнца двигали судно, упираясь в корму, и тень эта была подобна огромной указующей стрелке компаса, направленной точно на Атлантиду. А выше на острове уже можно было разглядеть обводы первого сухопутного кольца и кружево трех мостов, перекинутых через первый водный канал защиты, преграждающего путь ко второму сухопутному кольцу возможным незваным гостям.

Если бы орихалк не так слепил, отражая горячие лучи огненного светила, можно было бы разглядеть очертания зданий библиотеки. Но блистание огнистого металла нестерпимо жгло глаза.

Только приблизившись к берегу на достаточное расстояние, стоящие на корабле смогли разглядеть круговую балюстраду на Холме Решений и 22 неподвижные фигуры, стоявшие в молчании. 

 

 

Они стояли не по порядку. 

В то время когда все выходили навстречу солнцу к балюстраде высокого балкона, Первый и Вторая слыша друг друга и зная, что так надо, разошлись по краям и накрыли себя и остальных магическим куполом единства. Пятый и Восьмая встали в центре. Им сегодня предстояло держать основной удар, потому что всё происходящее должно было совершиться по Высшему Закону и с соблюдением всех принятых норм. Равновесие не должно быть нарушено и за этим будут строго следить, так же, как и за этическими нормами спора. 

Четвёртый и Третья, как всегда рука об руку встали рядом. К ним приблизился Нулевой и можно было подумать, что на этот раз он не будет дурачиться, проникнувшись важностью момента. Но он, по своему обыкновению, запрыгнул на перила и присел, одну ногу подогнув под себя, другую свесив вниз, болтая повисшей на большом пальце и готовой свалиться, туфлей. 

Двенадцатый подождал Четырнадцатую и они вдвоём в задумчивости, не обращая внимания на остальных, пошли за Девятым, образуя молчаливый и отстранённый союз.

Остальные подходили парами и по одиночке, и становились на свободные места, внутри магического купола.

Это был важный миг. Они стояли в шеренгу, навстречу солнцу, морю и ждали. Это было время, когда они, может быть в последний раз, могли слиться в единое целое, до последнего трепетания, до глубинной вибрации почувствовать друг друга, ощутить неразрывность пути, предельную ясность каждого шага и общего движения, вечность бытия и бессмертие Души, составными частями которой они и являлись.

 

Нос триремы уже поравнялся с отражением арки, венчающей полукругом каменной кладки одно из узких убежищ для кораблей. Швартовы приняли с порожка причальной стенки и стали заводить судно на стоянку. В этот момент, несомненно почуяв запах берега, на палубу стала пониматься Семья Земли в своих пёстрых хитонах. Во истину, не было двух одинаковых: густо зелёно-хвойные и оливковые, серо и жёлто песчаные, все оттенки коричневого и бордового, изумрудного и янтарного, медного и серебряного. На палубе яркими цветами жизни развернулась во всю мощь природа. А если учесть изобилие камней, металлов, перьев, меха и ароматических пород дерева, украшавших причёски и хитоны семьи, то зрелище было ослепительным, без преувеличения. Серые рубища тоже имелись в наличии, но они терялись в пёстром убранстве Земной красоты.

 

Все сошли на берег. Для каждой семьи была приготовлена собственная отдельная лодка, чтобы быстро и легко пройти водным каналом, не встречаясь с атлантами на городских дорогах и не создавая лишнего ажиотажа своим визитом, исход которого был пока никому не ясен. 

Бирюзово - аквамариновые, густо-синие до черноты с тонкой белой отделкой хитоны струились мягкими волнами и перетекали, наполняя лодку Семьи Воды. Слышно было только тихое шуршание их шепчущих что-то друг другу голосов.

Все отчалили. Лодки шли на равном расстоянии друг от друга. 

 

 -  Проклятый орихалк! Какого чёрта они покрыли им весь акрополь? - это, конечно, старший сын Семьи Огня.

  • Мне казалось, это должно тебе нравится… - отвечал ему чуть насмешливо отец. Он стоял, опершись на посох и в который раз разглядывал символы и знаки, украшавшие кладку каналов и домов.

 

Сам выбор камня для отделки города был символичен: белый, чёрный, красный. Гармония Света, Тьмы и одухотворяющей их Энергии.

Прошли под мостом первого кольца и свернули в канал. Сквозного прохода не было, что отвечало задачам безопасности и удобства. 

После второго водного кольца стали видны серебряные и золотые храмы, золотые статуи, ярко сиявшие в лучах уже слегка багровеющего солнца. Улицы наполнялись голосами, ароматами, музыкой. Всё пришло в движение. Начинался тёплый, лёгкий и свежий средиземноморский вечер, дарящий прохладу, веселье и отдых от палящего солнца.

Храмы и дворец передавали друг другу эстафету от золота к серебру - от Солнца - Луне. Именно в этот час, когда дневное и ночное светила встречаются на небе, была назначена Встреча, решавшая судьбу Мира Людей. И до её начала оставалось совсем немного… несколько минут.

 

Через третий защитный канал лодки вышли к набережной дворца. Их встречал Шестой, Седьмой, Десятая и Одиннадцатая. Они составляли своего рода почётное каре и оказывали особые почести прибывшим семьям.

 

Беловолосые с прозрачными бледными лицами, в бесцветных хитонах Семья Воздуха отсалютовали Мечами, вложили их в ножны и молча отошли чуть в сторону.

Отец семьи Огня сошёл на землю первым, сердечно поприветствовал каждого из  четверых встречающих и сразу сказал, что настроен на бой до победы, без компромиссов и проволочек. Семья горячо ему аплодировала. Одиннадцатая сочла за лучшее поскорее приблизиться к ним и завести беседу, чтобы умерить по возможности излишний пыл темпераментных гостей. 

Семья Воды оставалась в лодке до тех пор, пока на берег не сошла Семья Земли и создала естественный барьер между огнём и Водой. Как правило, если была малейшая возможность для того, чтобы не соприкасаться, представители водной семьи всегда предпочитали держаться подальше от Огня. Тем и другим взаимно приходилось слишком многим жертвовать, чтобы сдерживать свою природу во имя общей пользы и возможности взаимного общения.

Семья Земли была нагружена всяческими дарами - винами, фруктами, ягодами сырами - всего съестного и не перечислить. А между тем, собирались уж никак не на пикник. Три семьи смотрели на земные богатства если не с осуждением, то с молчаливым несогласием. 

У каждого из членов Семьи Воды на груди или на поясе, висели в виде кулона на цепочке украшенные аквамаринами, изысканной чеканки фляги разных размеров. В одних содержались ароматические эссенции - эти были поменьше, в других вино или свежая вода - эти побольше. Но все они отличались совершенной работой и являлись выдающимися произведениями искусства.

Все не торопясь поднимались по ступеням вверх.

Их ждали.

(фрагмент книги)

 

©Киреника

Оценить материал:
очень плохо плохо так себе хорошо отлично
Комментарии посетителей:
Страница: -
Добавить комментарий:
Ваше имя:
Ваша эл. почта:
Сообщение:
получать новые комментарии на e-mail
не публиковать e-mail в комментариях
Секретный код:   Введите цифры на картинке  

 

 

счетчик посещений © 2019, Метафизика человека    Технология «Сайт-Менеджер»