Метафизика человека
 
 Мой канал YouTube
 

 

 

 

 

Антон Платов. Путь Колобка - 2

28.07.2015 20:58 Рейтинг: 5

…Именно эта закономерность уже при беглом взгляде заставляет нас сопоставлять четыре вехи «пути Колобка» с кардинальными точками «второго креста»: три из них знаменуют развитие года/Солнца – от молодого к яростному предкупальскому и далее к зрелому, облеченному силой и мудростью настоящего властителя. И четвертая точка – последние праздники года перед Колядой – обрывает эту динамику, открывая врата в Мир Смерти, куда уходит год до нового рождения в момент Зимнего Солнцеворота.
И именно здесь встречей с Лисой обрывается – чтобы начаться снова – и «путь Колобка».

Итак, рассмотрим каждого из четырех зверей сказки. И – каждую из соответствующих им кардинальных точек года и солнечного цикла.

ЗАЯЦ

Зайчишка-зайка серенький…
Старая новогодняя песня

Славянские Громницы – как и аналогичные праздники у германцев и кельтов – это время поворота к весне. Русские и белорусы говорили, что в этот день «первый раз встречаются зима с весной»; северяне – что «ветер поворачивает на весну» или, что первый раз за зиму дует весенний ветер и первый раз пахнет весной.
Церковь в свое время «закрыла» этот праздник днем Сретенья Господня, но так и не смогла «заглушить» его сущность – в народном восприятии он так и остался посвящен Богине-Деве и, несмотря на христианское содержание праздника (внесение младенца Христа в храм), славяне в эти дни по-прежнему обращались к божественной Деве, пусть и замененной формально на Богородицу. Даже само название церковного праздника трансформировалось народом в общеславянское Среча – с одной стороны, обозначение определяемой богами удачи (укр.), а с другой – имя девственной помощницы Макоши, сплетающей нить этой удачи (сербск.).
Кельтский Имболк также связывался с Богиней-Девой, покровительницей поэзии и искусства. Один из ирландских вариантов названия праздника – Бригитт – связан с именем св.Бригиты, чей образ прямо выведен из образа девственной богини Бриг (Брид, Брайд). Этому же кругу кельтских персонажей принадлежит и валлийская св.Мелангелла-девственница, днем которой считается все то же 31 января. Связанный с ней миф – пусть и христианский по форме – интересен для нас тем, что центральным его персонажем является именно заяц. Все иконографические изображения св.Мелангеллы (включая и православные – ее почитание было распространено и на Руси) обязательно включают этого самого зайца. (К слову, и на иконах собственно Девы Марии заяц нередко лежит у ее ног.)
С зайцем связана и другая кельтская богиня-дева – Андраста, покровительница Британии. Именно к ней, по легендам , восходит реально действовавший некогда в Британии запрет на употребление зайца в пищу с Имболка по… Бельтан.
Когда приходит совсем другое время.

ВОЛК

Что у волка в зубах, то Егорий дал.
Русская поговорка

И кельтский Бельтан, и русский Ярила (Егорий) Вешний – равно праздники максимального расцвета (и даже «буйства») жизнетворящих сил – и Природы, и человека. В начале мая, когда Солнце уже вошло в полную силу, но еще остается юным, Жизнь действительно бушует, и яростный ее характер находит воплощение, в частности, в связи этого праздника с волками.
Действительно, на Руси наиболее народный устойчивый эпитет центрального персонажа этого праздника – Ярилы (Егория в христианское время) Вешнего – это, без сомнения, «волчий пастырь» . И конечно, волки здесь – это не элемент христианского культа, но – остатки гораздо более древних, языческих представлений о сути праздника.
Еще один важный момент – и Бельтан, и противостоящий ему в годовом круге Самайн, это время, когда истончается граница между нашим миром и миром мертвых. Именно поэтому оба эти праздника являются времен поминовения ушедших предков (сравн. их балтские названия – Velykos и Vėlinėsės – оба восходящие к vèle, «душа», «мертвец»). А ведь Волк известен нам и как один стражей Иного мира или проводников туда…

МЕДВЕДЬ

На Ильин день Медведь в воду лапу опустил…
Русская поговорка

Ильин день (2 августа по нов.ст.) – православный праздник, в восточнославянских землях «закрывший» собой следующую, третью, кардинальную точку «второго креста» и соответствующий языческий праздник, который кельты называли Лугнаса, а русские и белорусы – Громобой, Перунов день, Обжинки и т.д.
Семантика этого праздника – о каком бы из родственных северных народов мы ни говорили – имеет два аспекта (отсюда и параллелизм названий: Обжинки – Громобой). Первый аспект – урожайный: Перунов день – это время между уборкой яровых и севом озимых. Второй аспект – княжеский (королевский): Громовержец у славян являет собой не только отца воинов, но и божественного Властителя, бога князей. Но если яростная воинская сила у нас ассоциируется с волком, то спокойная мощь и мудрость настоящего властителя – совсем с другим зверем. С медведем, которого на Руси недаром зовут Хозяином.
Аналогично выглядит и кельтский праздник Лугнаса, который К.-Ж.Гюйонварх и Ф.Леру характеризуют так: «Это праздник Луга в его королевском аспекте, праздник короля-раздатчика благ и поддержателя равновесия, праздник осени и урожая. Он отмечался играми, состязаниями, скачками и собраниями законоведов и судей» . И здесь мы снова встречаемся с Медведем:
«Медведь […] символизирует мужество, отвагу и силу воина. По этому символу можно было отличить короля, находящегося на самом верху воинского сословия. Имя кельтского короля Артур и все производные слова с этим корнем происходят от названия этого зверя» .

…Ну и, возможно, стоило бы еще упомянуть, что именно на начало августа на Руси приходится Первый, или Медовый спас…

ЛИСА

Димитриев день покойники ведут, живых блюдут…
Русская поговорка

И, наконец, Лиса.
Последний зверь занимает в нашей последовательности особое положение. Во-первых, Лиса, как уже отмечалось, обрывает закономерность нарастания могущества зверей на «пути Колобка». А во-вторых, она обрывает и самый этот путь.
…У всех северных европейцев праздники и обряды, приходящиеся на первые числа ноября, связаны со смертью. Это и кельтский Самайн, и славянские Осенние деды (Дмитриевская родительская суббота), и литовские Vėlinėsės – дни почитания мертвых… Умирание Колобка-Солнца именно в этой точке годового круга более чем закономерно.
Смерть Солнца – вернее, его переход в Иной Мир на время до нового рождения – происходит именно в тот момент, когда грань между этим и Иным Миром истончается «до прозрачности». И неслучайно Колобка здесь встречает именно Лиса, а не иной зверь. Согласно древним мифопоэтическим представлениям, лиса нередко сопровождала души мертвых в загробный мир, а иногда и просто считалась воплощением души умершего . В народном сознании лиса прочно ассоциируется с ночью или сумерками (в Сибири, например, сумерки называли «лисьей тьмой»); это хорошо видно и на материале русских сказок. Так, в сказке «Петушок – золотой гребешок» именно Лиса прячет под землю Петушка – «бессменного» предвестника утренней зари…
…Следует отметить, что для самых северных европейских народов наступление Тьмы в начале ноября – не только символ перехода года через определенную магическую грань, но и объективная реальность. Скандинавский Vetrnetr, «Зимние Ночи», – это еще и наступление времени, когда Солнце уже почти не показывается над горизонтом…

А что же оставшиеся два персонажа сказки – БАБКА И ДЕД?
Как мы уже оговорили, Дед и Бабка не являются вехами на «пути Колобка», – они, скорее, представляют силы, «обеспечивающие» рождение Колобка и отправляющие его в путь. Эти образы практически не раскрыты в сказке, – она посвящена совсем другому, – но угадать за ними образы Бога и Богини совсем не сложно…
В этой связи, к слову, стоит вспомнить старое детское заклинание: «Колдуй Бабка, колдуй Дед, колдуй серенький Медведь…»

Несколько слов в заключение

И в заключение этого небольшого очерка-исследования – одна любопытная деталь; соображение, вряд ли объективно доказуемое, но, на мой взгляд, небезынтересное.
В древнейшей северной Традиции год естественным образом начинается с Зимнего Солнцеворота – с точки годового цикла, в которой рождается новое Солнце. Этим обусловлена и та последовательность зверей в сказке, которую мы только что рассмотрели: Заяц – Волк – Медведь – Лиса, – она начинается сразу после Солнцеворота и заканчивается непосредственно перед ним.
Как уже упоминалось, и сам состав этой четверки, и их последовательность у славян сохранились в неизменности вплоть до конца XIX века (мы приводили русский и болгарский примеры; их можно было бы подобрать гораздо больше). Однако, в егорьевских песнях и заклятьях перечень этих зверей практически всегда начинается не с Зайца (что было бы логичным), а с Волка. Почему?
Я полагаю, что дело в разнице «в возрасте». Егорьевские песни, безусловно архаичные, все же на порядок моложе сказки о Колобке. Практически наверняка те их примеры, которые нам известны, сложились во времена, когда славяне уже стали считать началом года Весеннее Равноденствие. Древнее знание тогда еще не было, вероятно, утрачено, однако, «формальный» год уже изменился, и имело смысл начинать последовательность Зверей с точки, следующей не за Колядой, но – за Равноденствием…

Оценить материал:
очень плохо плохо так себе хорошо отлично
Комментарии посетителей:
Страница: -
Добавить комментарий:
Ваше имя:
Ваша эл. почта:
Сообщение:
получать новые комментарии на e-mail
не публиковать e-mail в комментариях
Секретный код:   Введите цифры на картинке  

 

 

счетчик посещений © 2019, Метафизика человека    Технология «Сайт-Менеджер»