Метафизика человека
 
 Мой канал YouTube
 

 

 

 

 

Антон Платов. Путь Колобка - 1

28.07.2015 20:52 Рейтинг: 5

Жил-был старик со старухой. Просит старик: «Испеки, старуха, колобок». – «Из чего печь-то? Муки нету». – «Э, эх, старуха! По коробу поскреби, по сусекам помети. Авось муки и наберется». Взяла старуха крылышко, по коробу поскребла, по сусекам помела, и набралось муки пригоршни с две. Замесила на сметане, изжарила в масле и положила на окошко простудить. Колобок полежал-полежал да вдруг и покатился…

 

Сюжет русской сказки о Колобке общеизвестен. Убежав от Деда с Бабкой, Колобок катится через некое пространство, Последовательно встречая четырех зверей, собирающихся его съесть, – Зайца, Волка, Медведя и Лису. От первых трех ему удается благополучно уйти, но последний зверь – Лиса – оказывается хитрее Колобка и съедает его.
Этой простенькой на первый взгляд сказке посвящено на настоящий момент весьма немалое количество работ – от любительских публикаций до профессиональных исследований известнейших ученых, таких как В.Я.Проп , Н.И.Толстой и т.д. Тому, вероятно, есть как минимум две причины. Прежде всего, это – очевидная архаичность сказки.
Хорошо известно, что сказка – и как текст, и как символическое содержание – оказывается тем древнее, чем проще ее сюжет. В этом отношении мы знаем как минимум три древнейшие, вероятно, русские сказки – собственно «Колобок», «Репка» и «Курочка Ряба». Показательна и распространенность сюжета «Колобка», известного у народов большей части Европы.
Что касается конкретно русского варианта сказки, на его глубокую архаичность указывает и специфика самого текста. Как было отмечено Н.И.Толстым , описание «исхода» Колобка из дома создавших его Деда и Бабки («с окна да на лавку, с лавки да на пол, по полу да к дверям […] из сеней на крыльцо, с крыльца на двор, со двора за ворота») образует четкую структурную параллель зачинам древнейших русских заговоров (например: «Стане ти раб Божий (имя рек) ...пойдет из дверей дверьми, из сеней сеньми, из ворот воротами, выйдет далече в чистое поле...»).
Вторая причина – это то, что при рассмотрении сказки сложно не обратить внимания на ее солярный символизм. Это связано, разумеется, и с самим именем Колобка. У Даля, например, слово колоб означает не только «небольшой круглый хлебец», но и в целом «шар», «скатанный ком»; вряд ли можно отрицать и связь этого имени с общеславянским коло, «круг, колесо». Немаловажна и цикличность действия сказки, требуемая законами сакральной Традиции о переходе Смерти в новое Рождение…

 

Известно немало попыток связать сказку с древнейшими космологическими представлениями; практически все они предполагают здесь описание движения Солнца по эклиптике (в птолемеевской геоцентрической картине мира). Единственное предположение, в астрономическом отношении связывающее сказку не с Солнцем, а с Луной, было высказано К.К.Быструшкиным . На мой взгляд, однако, эта попытка не выдерживает критики – при всем моем глубоком уважении к ее автору.
Прежде всего, Быструшкин исходит из совершенно бездоказательной посылки о том, что происхождение Колобка как поскрёбыша («по коробу скребён, по сусекам метён») «в языке космологических аллегорий […] следует понимать как распоряжение о создании ЛУННОЙ ПРИБАВКИ календарного года».
Во-первых, к такому выводу нет никаких оснований, а во-вторых, сам смысл идеи поскрёбыша в русской фольклорной традиции имеет совершенно конкретный – и совершенно иной – сакральный смысл . Применительно к данной сказке это отмечает, например, Г.В.Цивъян: «Колдовская сущность Колобка усиливается тем, что он – поскрёбыш […] А поскрёбыши, хлеб и человек, наделены именно таким свойством. Последний ребенок – «поскрёбыш» обладает даром лекаря и знахаря, способного противостоять власти ведьм и колдунов.» 
Немалое значение здесь имеет и то, что сам глагол, настойчиво используемый в сказке для описания движения Колобка – покатился – неприменим в русском языке в отношении Луны: мы можем сказать «Луна зашла», и только в отношении Солнца – «Солнце закатилось».
Наконец, и сами выводы Быструшкина представляются нелогичными и даже внутренне противоречивыми. Он связывает «путь Колобка» с лунным циклом и чередованием дней недели, ставя, в частности, в один ряд зверей и Деда с Бабкой, что недопустимо, поскольку Бабка и Дед не входят в круг животных (хотя Колобок «ушел» и от них). Дело в том, что:
- во-первых, они являются «родителями» Колобка, – и это совершенно иное семантическое поле, нежели встречающиеся в пути;

- а во-вторых, Бабка и Дед находятся в доме – т.е. в совершенно ином мифологическом пространстве, чем звери, встречающиеся на дороге, архетипически – в «темном лесу», внешнем пространстве.
Ну и совсем уж неясно, почему Колобок сначала проходит воскресенье (Дед) и понедельник (Бабка), затем – среду (Заяц) и четверг (Волк), потом неожиданно субботу (Лиса), а пятница в реконструкции Быструшкина вообще отсутствует.

Итак, остановимся на предположении, что «путь Колобка» связан с годовым – солнечным – циклом.

Солнце и звери

Как уже упоминалось, многие авторы пытались связывать действие сказки с космологическими представлениями наших языческих предков, но в большинстве случаев дальше самоочевидной параллели Колобок – Солнце дело не шло. 
Очевидная цикличность сказки (рождение в печи – встречи с животными – смерть – новое рождение, не упомянутое в сказке, как и в собственно циклических мифах, но необходимое по законам сакральной Традиции) и солнечный характер самого Колобка позволяет довольно уверенно говорить об аллегории годового цикла. Некоторые авторы утверждают даже, что речь идет о «древнеславянском Зодиаке», что, очевидно, неправомерно, поскольку сама идея Зодиака подразумевает абсолютно конкретное деление эклиптики – и, соответственно, года – на двенадцать отрезков; здесь же ничто не указывает на двенадцатичастное деление.
Гораздо корректнее говорить, что речь идет о делении четырехчастном (мы уже упоминали, что Дед и Бабка не относятся к пути Колобка/Солнца). При таком подходе четыре его встречи со зверями неизбежно должны представлять собой указания на четыре кардинальные точки годового цикла и, соответственно – на четыре кардинальные точки эклиптики.

(К слову, косвенно эта четверочастность пути Колобка/Солнца подтверждается и выбором зверей, встречи с которыми отмечают ключевые точки этого пути: дело не только в том, что эта последовательность (заяц – волк – медведь – лиса) остается неизменной во всех вариантах сказки, но еще и в том, что сама эта четверка является чрезвычайно устойчивой в русском обрядовом фольклоре. Так, например, она часто упоминается в песнях, певшихся на Егория Вешнего:

Волку, медведю,
Старому зверю,
Лисице и зайцу -
Пень да колода,
На раменье дорога!

Необходимо сказать и о том, что эта четверка зверей устойчива практически по всему славянскому миру; вот, например, начало одного из болгарских заклятий:

Вышел святой Георгий на высокую гору, и заиграл в медную трубу, и собрал волка с волчатами, медведицу с медвежатами, лисицу с лисятами, зайчиху с зайчатами… 

Более того, необходимо отметить, что в егорьевских песнях и заклятьях сохраняется даже сама циклическая последовательность зверей – за тем исключением, что в них она начинается, как правило, не с зайца, а с волка, – причем, и эта особенность также сохраняется по всему славянскому миру.)

Вернемся к солярному символизму сказки.
Проще всего было бы предположить, что речь идет о точках, всем известным: два Солнцестояния (зимнее и летнее) и два Равноденствия (весеннее и осеннее) и соответствующие точки эклиптики: начало Козерога и Рака, Овна и Весов. Однако, ряд несложных умозаключений приводит нас к выводу об ошибочности такого «простого» предположения.
Самым важным из соображений, не допускающих «простого» объяснения, является следующее.
Очевидно, что рождение Солнца в сказке связано с домом Деда и Бабки. Между тем, рождение нового Солнца у всех индоевропейцев, – включая и славян, разумеется, – происходит на Зимний Солнцеворот. Если мы принимаем «простой» вариант, то первая встреча на дороге – с Зайцем – должна оказаться Весенним Равноденствием; встреча с Волком – Купалой; с Медведем – Равноденствием уже осенним. Дальше должен следовать снова Зимний Солнцеворот, т.е. дом Деда и Бабки. Куда же в таком случае девается встреча с Лисой?..
…Ниже, когда мы будем рассматривать календарно-обрядовые и мифологические характеристики каждой из четырех встреч Солнца, мы увидим дополнительные и весьма серьезные подтверждения иной, более сложной – и более интересной! – схемы космологических соответствий сказки, но прежде всего необходимо эту схему обозначить.

Второй крест

Дело в том, что космология – и, соответственно, ритуальный календарь – индоевропейской сакральной Традиции помимо четырех обозначенных выше кардинальных точек года знает и еще четыре, занимающих промежуточное между ними положение. Все вместе они образуют деление года на восемь частей, наиболее четко, вероятно, выраженное именно на Северо-западе индоевропейского ареала (т.е. у балто-славян, германцев и кельтов) .
Эти четыре дополнительные точки образуют «второй крест» годовых праздников, ассоциировавшихся не столько с переходом года (и Солнца) в иную фазу своего развития, сколько – с особыми, магическими состояниями окружающего нас мира. Непосредственные названия этих точек лучше всего сохранились у кельтов, однако отмечались они всеми упомянутыми родственными народами, а у балтов, например, до самого недавнего времени оставались основой восьмимесячного солнечного календаря. Вот эти точки:

Ок. 1 февраля – Имболк (слав. Громницы; герм. Blossmesse, «Месса Ветров»)

Ок. 1 мая – Бельтан (слав. Егорий/Ярила Вешний; балт. Velykos)

Ок. 1 августа – Лугнаса (слав. Перунов/Ильин день; герм. Loaf-Mass, «Хлебный Праздник»)

Ок. 1 ноября – Самайн (слав. Осенние деды; герм. Vetrnetr, «Зимние Ночи»; балт. Vėlinėsės)

Прежде всего, стоит отметить, что не только «набор» присутствующих в сказке животных неслучаен (как уже было сказано выше), но и сама последовательность их подчинена определенной закономерности. Сила зверей в этом цикле последовательно нарастает (Заяц -> Волк -> Медведь), причем – сила не только физическая; медведь уже далеко не такой яростный хищник, как волк (у него другой тип пищевого поведения), но – это уже Хозяин, воплощение и Власти, и Мудрости… Но на четвертом звере эта закономерность обрывается: лиса – один из самых маленьких хищников наших лесов, вместо силы наделяемый фольклором коварством и хитростью.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

 

 


Оценить материал:
очень плохо плохо так себе хорошо отлично
Комментарии посетителей:
Страница: -
Добавить комментарий:
Ваше имя:
Ваша эл. почта:
Сообщение:
получать новые комментарии на e-mail
не публиковать e-mail в комментариях
Секретный код:   Введите цифры на картинке  

 

 

счетчик посещений © 2019, Метафизика человека    Технология «Сайт-Менеджер»