Иногда клиенты интересуются, почему — Киреника, и для чего тарологу “рабочее” имя?

Это просто. Отчасти это похоже на униформу, в которую переодеваешься, идя на службу. Профессия таролога (подчёркиваю, я говорю о профессии, а не об увлечении или занятиях Таро) может быть связана с не простыми, прямо скажем, тяжёлыми энергиями. 

Рабочее имя закрывает специалиста от “прямой радиации”, излучаемой клиентом, ведь бывает, что человек приходит со страшными и тяжелыми вопросами и состояниями. Рабочее имя для таролога не обязательно, можно пользоваться и своим собственным. От человека это не зависит, потому что намеренный выбор невозможен. Выдумать специально профессиональное имя просто не получится, поскольку умозрительно выбранное имя “работать” не будет. У некоторых тарологов свои обычные имена, у кого-то рабочие. Я пользуюсь двумя, но всё больше места в моей жизни принадлежит имени Киреника.

Пока занятия Таро не стали моей профессией я не задумывалась о втором имени. А когда начался поток платных клиентов, совсем незнакомых мне людей, появилась потребность сделать опору больше на профессиональную сторону, чем на мои личностные качества. Я и сейчас уверена, что это правильно. Со временем привыкла пользоваться в равной степени обеими именами, они как-то взаимообменялись энергетикой и стали одинаково сильны и профессиональны. 

Однако, хочу поделиться тем, как меня нашло моё имя.

С Киреникой дело было так. Сначала я была уверена, что я — Кира. 

Когда моя тарологическая практика начала вставать на рельсы, я «услышала» это имя, которое мне дали как халат врачу — признак профессии и защита от инфекции в обе стороны. Готовлюсь к своей очередной тарологической консультации и проигрываю ее в уме. «Здравствуйте, меня зовут Ника»! Оп-па! Я же — Кира! Почему — Ника? Срочный «звонок другу», в действительности — подруге-психологу. «У меня тут такое дело — Кира — Ника!!!??? Кто я? Ты не знаешь»? Спокойно и уверенно моя подруга говорит: «Ты — Киреника, это же понятно».

Вот тут-то и начались чудеса, с восстановлением событий и стремлений.

Последние годы я страстно мечтала попасть на Северный Кипр. Для чего, зачем — непонятно. Связано это было, конечно, с парусным походом. Мой муж резонно возражал мне, что ходить там негде, берег унылый и неинтересный. Я была согласна со всеми его резонами и всё равно с тоской пялилась в Гугл, выискивая любую бухточку, якорную стояночку и прокладывая маршрут. Тянуло меня туда необъяснимо. Игорь по своим делам не смог пойти со мной, а я в небольшой, но теплой компании отправилась под парусами из Алании в сторону (куда бы вы думали?) — конечно, Кирении!!! 

Меня туда просто не пустили. Четырехдневный мертвый штиль по прогнозу не дал нам возможности преодолеть расстояние от Турции до Северного Кипра. Теперь я понимаю, что тогда было не время. 

По дороге меня ждал другой неожиданный подарок — Мамуре. Об этом расскажу не в этот раз. 

А Кирения? Что ж, мне сказали ясно и просто: «Дорасти, голубушка. Придет твоё имя, придет и твое время сойти с палубы на землю Кирении» Потому что Киреника — это в древности жительница Кирении, и там что-то сокрыто для моего прошлого и будущего. 

Стало еще яснее — почему Восточное Средиземноморье стало для меня домом. Оно и было домом.

Вот такая история.

Write A Comment